Follow by Email

воскресенье, 20 июля 2014 г.

Беседа


 Новое письмо от Антона. Здравствуйте, наткнулся на интересную беседу на одном не тематическом форуме.
Сеня. Андрей, вы все правильно сделали. Вашему сыну 15 лет, а меня мама выпорола последний раз в 18 лет и я ее не возненавидел. И не слушайте весь этот бред нытиков о стыде, о человеческом достоинстве. Заднице конечно больно, но если за дело то правильно.
Сигал. Какой ты умный Сеня! Меня мачеха выдрала 16 лет, я после этого из дома сбежал. Стыдно было так, что хотел повесится. Так, что Андрей используйте ремень по назначению, для поддержки штанов.
Сеня. Сигал, ты нытик и слюнтяй. Если тебя выпороли за дело то нечего сбегать.
Сигал. А ты дурак. У меня мир перевернулся, когда мачеха со мной такое сотворила.
Фея. Сигал может вы так отреагировали по тому что вас наказала чужая женщина, а не родная мама?
Сеня. Сам дурак. У тебя, что задница особенная, что по ней бить нельзя?
Сигал. Фея, она меня воспитывала с пяти лет так, что как мать. Дело не в этом, а в том, что терпеть подобное обращение я в 16 лет не от кого не собирался. Сеня, у тебя психология раба.
Сеня. Сигал, просто твоя мачеха тебя мало драла, нужно было с 5 лет начинать. Все с тобой я больше разговаривать не собираюсь.
Фея. А сколько вам сейчас? Только честно.
Сигал. 17. Я с тобой тоже.
Фея. Так вас наказали год назад?
Сигал. Меньше чем год.
Фея. Наказала мачеха за дело?
Сигал. Да.
Фея. И вы ее до сих пор ненавидите?
Сигал. Да.
Фея. Это была ваша первая порка в жизни?
Сигал. Да.
Фея. Вам нужно просто простить мачеху. Отпустить это и забыть.
Сигал. А вы бы простили, если бы вас отходили прутьями по голым ягодицам в присутствие сестры?
Фея. Я считаю, что ваша мачеха не права хотя бы по тому, что предельный возраст для порки 13 лет по моему мнению. Кроме того порка должна быть один на один. Но случилось как случилось. Забудьте и простите.
Сигал. Я подумаю.
Большой Д. Слушай, Сигал, я согласен с Сеней ты слюнтяй. Меня единственный раз в моей жизни отлупила ремешком не мама, не мачеха а моя девушка. Она занималась пауэрлифтингом здоровая деваха, узнала, что я ей изменил, сняла с меня штаны и так расписалась на попе, что я сидеть нормально не мог. И ничего я не в обиде урок пошел впрок. Даже когда мы расстались, я больше никогда никому не изменял
Сеня. Не Д., меня тут не приписывай от девушки, я бы порку не потерпел. Мама это одно дело, а девушка совсем другое.
Сигал. Д у тебя вообще нет ни капли достоинства.
Большой Д. Сеня так почему от мамы можно получать а от любимый девушки нет? Если наказание за дело?
Сеня. Мама и папа  на то и родители чтобы наказывать за проступки. А девушки, жены должны уважать своих мужей.
Большой Д. Сеня все с тобой понятно.
Фея. У меня противоречивая отношения к истории Д. я в нее не очень верю. Но если правда, то девушка молодец. Не у каждой хватит сил и решимости наказать мужика за измену.

вторник, 1 июля 2014 г.

Дисциплина от сестры


50-е годы США  Вила после развода с мужем переселилась жить к своей младшей сестре Джулии. Джулия живет в небольшом городке и замужем за уважаемым человеком. Вила начала встречаться с Кристином, у которого была очень плохая репутация в городе. Джулия предупреждала сестру , что у ее любовника сомнительные связи, но Вила отмахивалась. По городку поползли слухи они дошли до мужа Джулии и он велел поговорить с сестрой серьезно. К тому же исчез Христиан прихватив все деньги Вилы. Старшая сестра попросила у младшей прощения, но та ответила, что этого не достаточно и что она собирается наказать Вилу так как раньше их наказывала мама. Женщина  выразила возмущение, но была вынуждена согласиться и впервые  за долгие годы (мать ее лупила до 16 лет) была
отшлепана расческой по голой заднице.




.













Фото с сайта dreamsofspanking.com 

вторник, 10 июня 2014 г.

Тема и сайты знакомств.


Давно я не обновлял сайт, но вот получил письмо от Антона и решил, что его подборка заслуживает того чтобы быть опубликовано.
Здравствуйте! Меня зовут Антон, я немного   увлекаюсь поркой но  так почитать кино посмотреть , а не в реале. Меня бросила девушка, и я сейчас очень много времени провожу на сайтах знакомств. Я обнаружил, что многие девушки, которые не ванильные (вроде) упоминают о порке шлепках и тому подобное. Я сделал подборку может опубликуете?
Светлана (28 лет) текст в профиле «Мальчиков моложе 25 прошу мне не писать. Максимум, что вам от меня перепадет это воспитательная (а не эротическая) порка по попе» .
Люда (32 года, рост 180 см.) текст в профиле «Малыши меньше 177 см. и младше 30 лет, меня не беспокойте. За обман о росте или возрасте при встрече дам ремня ».
Ирина (23 года) текст из переписки под фото «Константин, будешь хамить, отшлепаю и поставлю в угол».
Мариночка (50 лет) текст в профиле «Очень хорошо готовлю и пеку. Но это для холостых.  Для женатиков одно угощение «березовая каша», чтобы налево не ходили».
Вика (28) лет ответ на платный комплимент от парня 18 лет. «Спасибо. Только не трать папины и мамины деньги понапрасну.  А то сниму штанишки и отшлепаю малышек».
Антонина (24 года) ответ на саркастический комментарий от другой девушки. «Узнаю, где живешь, найду и выпорю ».

вторник, 1 апреля 2014 г.

C 1-апрелем. Новый тематический анекдот.

Мужчина приходит с работы и видит, что его 16-летний сын стоит в углу со спущенными штанами и красной попой.

- Это мама тебя так?
- Да... - в слезах отвечает сын.
- За что?
- Я не хотел мыть посуду...
- И только? Я сейчас же поговорю с ней - сказал отец и пошёл в комнату, где сидела мама.

В комнате раздался разговор, быстро перешедший на повышенный тон. Затем на короткое время всё затихло, и сын услышал какую-то возню, а затем - отчётливые звуки шлепков и всхлипы.

Через несколько минут из комнаты вышел заплаканный отец со спущенными штанами и горящей попой, и встал в угол рядом с сыном. В это время мимо них прошла мама, опуская засученные рукава свитера.

- Прости, сынок - тихо сказал отец. Я сделал всё, что мог..

понедельник, 10 марта 2014 г.

Интересная традиция


У поляков есть шуточная традиция «Pasowanie» которая заключается в том, что 18-летнего именинника или именинницу гости стегают ремнем. Конечно в шутку, но судя по видео которое сами поляки выкладывают попе виновника (цы) торжества все равно очень достается.  Порка от гостей не считается чем-то постыдным наоборот это часть веселья, традиция. Другое название этого обычая «Оstatnie lanie» (последняя порка) дает представление об происхождение традиции. В 18 лет человек перестает быть ребенком и получает свое последнее шлепанье ремнем перед переходом во взрослую жизнь.  Хорошая традиция.

Не знаю насколько правда, но приходилось сталкиваться с информацией, что в некоторых южных штатах США есть традиция шлепать именинника (цу) на 21-однолетие. Кто ни будь слышал об этом?

воскресенье, 16 февраля 2014 г.

Тематический анекдот № 3


Англичанка возвращается домой и  спрашивает у няни которая работает первый день: «Элисон, как прошел день? Как вели себя дети?». 
-Ваши дети просто чудо. Такие послушные такие прилежные. Только вот со старшим Картером возникли проблемы. Он отказывался выключать телевизор когда я этого от него потребовала. Затем не захотел, есть кашу. Но вершиной  его наглости было то, что на мой вопрос какие ему задали уроки, мальчик заявил, что давно закончил школу и чтобы я «катилась» к черту. Но слава богу я не первый год работаю няней и знаю как поступать в таких случаях.  Я спустила с наглого мальчишки штаны и хорошенько отшлепала его по заднице.  Пообещяла , что в следующий раз высеку розгами.После этого мальчик стал «шелковым». Он съел все что я ему дала. Сделал уроки. И лег стать ровно в 21.00.   – Сказала Элисон.
- Все это хорошо милая. Только Картер это мой муж и ему 40 лет…

В музеи.


Автор рассказа Diamondback
 Автор иллюстраций ENDART
 Щелчок, и колонна Нельсона на секунду отъехала в сторону. Молодая пышная блондинка в дирндле довольно улыбнулась и убрала планшет. Снимок вышел просто великолепный. Хоть сейчас выкладывай на «Фейсбук». Ей вообще везло с фотографиями. Фрици Крюгер получила эту поездку в Лондон в подарок от родителей за отличную учебу в Гейдельбергском университете и теперь стремилась не только получить как можно больше впечатлений, но запечатлеть на память побольше достопримечательностей. И уже всерьез волновалась, хватит ли в планшете памяти на все ее снимки. По возможности она старалась позировать на них, но некоторые достопримечательности интереснее было фотографировать сами по себе. Фрици вновь достала планшет и заглянула в заметки. Так, в Музей мадам Тюссо она была, в Музее естествознания тоже, Тауэр посетила, на Трафальгарской площади она стояла прямо сейчас. Куда дальше? Девушка пробежала взглядом список и покачала головой. Имперский военный музей, с которого ей стоило начать свою экскурсию по городу, почему-то оказался в самом конце списка. Хотя кому он нужен этот список? И Фрици сверилась с картой, выбирая маршрут до музея.
Остановившись в паре десятков метров от Имп
ерского военного музея, немка остановилась, достала планшет и сделала пару снимков здания. А вот попросить сфотографировать на его фоне ее было некого, и Фрици вошла внутрь. Купив билет, девушка прошла в первый зал. История увлекла студентку, да так, что залюбовавшись экспонатами, она даже и забыла про планшет. Вспомнила она о нем только при виде пехотного танка Mk IV «Черчилль». Вот уж на фоне чего точно нужно сфотографироваться! Фрици посмотрела по сторонам, выбирая кого попросить помочь ей. Ближе всех к ней стояла сотрудница музея – строго одетая молодая девушка.
- Простите мисс? – с сильным акцентом обратилась к ней Фрици. – Можно вас попросить сфотографировать меня на фоне этого танка?
 - Извините, мисс, но это невозможно. – строго ответила девуш
ка. – В музее запрещена фото или видеосъемка. Пожалуйста, уберите ваш планшет, или мне придётся его у вас забрать.
- Ой! Простите! – Фрици тут же спрятала планшет и пристыженная вернулась к осмотру зала. Как же можно было не обратить внимания на правила посещения? Они же были рядом с кассой! Но эти мысли занимали ее недолго. Слишком сильно было искушение. Фрици остановилась перед картиной, изображавшей какую-то битву, и исподтишка достала планшет. Но не успела она включить камеру, как услышала строгий девичий голос.
- Мисс! Я же сказала вам, что фотосъемка в музее запрещена! Немедленно уберите ваш планшет, или мне придется забрать его у вас и вызвать полицию!
Фрици испуганно обернулась. Перед ней стояла та самая сотрудница музея, которую она так неосторожно попросила ее сфотографировать.
- Простите! Больше не повторится! – стараясь говорить без акцента ответила Фрици, убирая планшет.
- Это последнее предупреждение, юная леди! – англичанка смерила немку строгим взглядом и удалилась. Фрици прошла в следующий зал и остановилась у модели дредноута. Воровато осмотревшись, она достала планшет и быстро сделала снимок, но убрать гаджет не успела. Чья-то рука вырвала его у нее. Фрици обернулась и столкнулась с уничтожающим взглядом англичанки.
- Вижу, мисс, слов вы не понимаете. – холодным голосом обратилась к ней та. – Пройдемте со мной! – и не дожидаясь ответа, она схватила немку под руку и потащила куда-то в служебные помещения. Фрици пыталась возразить, пыталась вырвать руку, но англичанка не обращала на нее внимания. Наконец она привела нарушительницу в какой-то кабинет. Сидевший за столом седой мужчина чуть заметно нахмурился при виде немки и вопросительно посмотрел на англичанку.
- В чем дело, мисс Норрис?
- Эта девушка пыталась фотографировать в музее, мистер Ричардс. – англичанка протянула ему планшет Фрици.
- Вот как? – старик строго посмотрел на немку. – Придется вас заплатить штраф, юная леди. Я вызываю полицию. – он протянул руку к телефону. Фрици побледнела и чуть было не рухнула на колени. Если ее родители или хуже того преподаватели узнают о том, что в Лондоне у нее были неприятности с полицией, проблем она потом не оберется.
- Герр! Пожалуйста! Не надо полиции! Я…
- Помолчите, юная леди! – строго оборвал ее англичанин. Но рука его так и замерла на пути к телефону. Минуты две он молчал, а потом повернулся к немке. – Думаю, я могу пойти вам навстречу юная леди. Но с одним условием. Вы ведь заслужили наказание? – скорее вынес вердикт чем спросил он.

- Да… - обреченно ответила немка.
- Значит, вы должны его понести. Я человек старой закалки и в штрафы я не верю. Тем более что уверен, вы заплатите из кармана ваших родителей. Нет, когда мне было столько же, сколько и вам, юная леди, за такое поведение полагалась воспитательная порка.
- Вы…
- Да. Выбирайте, юная леди: или я вызываю полицию, и вы платите штраф, или вы соглашаетесь на воспитательную порку.
- А порка… как она…
- Наказание возможно только по обнаженным ягодицам. Иначе это не наказание, а баловство. Начнет наказание Эмили, закончу я. Вы будете считать удары. Вам все ясно?
- Да, герр... – Фрици потупилась.
- Выбирайте.
Фрици задумалась. Ее родители телесных наказаний не признавали, так что ей с ними сталкиваться раньше не приходилось. Все что она о них знала, это то, что это больно. Но перспектива испортить репутацию прельщала ее еще меньше. Скажи ей англичанин, что пороть ее будут по юбке или хотя бы по трусикам, решиться ей было бы намного легче. Но необходимость обнажать ягодицы полностью ее пугала чуть ли не больше, чем огласка ее неприятностей с полицией.
- Воспитательная порка… - дрожащим голосом сказала она наконец.
- Сюда, мисс! – англичанка тут же взяла немку за руку и подвела к стоявшему перед столом смотрителя музея стулу. Сев на него, она ловким движением руки отправила незадачливую немку себе на колени. Фрици зажмурилась от стыда. Эмили подняла юбку дирндля и спустила белые трусики.


- Думаю, для начала я как следует отшлепаю вас, юная леди! – строго сказала она и занесла руку. Фрици непроизвольно сжала попу еще до того, как на нее обрушился первый шлепок.
- Айн! – сбилась девушка на родной язык, но англичанку это не смутило, и на пышную попу немки обрушился второй шлепок.
- Цвай!
Третий не заставил себя ждать. Поначалу немке показалось, что вытерпеть наказание будет не так уж и сложно, но рука у англичанки оказалась тяжелая, и уже к пятнадцатому шлепку девушка непроизвольно принялась вилять попой, пытаясь уклоняться от шлепков. Англичанка лишь крепче прижала ее к своим коленям. К тридцатому шлепку немка начала всхлипывать. После пятидесятого шлепки вдруг прекратились. Неужели все? Фрици несмело обернулась и увидела, что Эмили взяла со стола линейку. Глаза девушек встретились, и англичанка одарила немку насмешливым взглядом. Линейка просвистела в воздухе.
- Ай! Айн! – взвизгнула Фрици. В руках Эмили линейка жалила словно оса. Немка уже не только виляла попой, но и ревела в голос. Пару раз она едва сдержалась, чтобы не вскочить с колен англичанки, но слишком уж обидно было бы платить штраф уже вытерпев часть наказания.
- Если бы вы сразу прислушались к моим словам, юная леди, то не находились бы сейчас в столь неприятном положении! – перекрывая поток всхлипов и вскриков назидательно сказала англичанка. Немка поневоле вслушивалась в ее слова, хоть и боялась сбиться со счета. Конечно никто не сказал ей, что будет, если она собьется, но выяснять это ей совершенно не хотелось.
- Надеюсь, вы усвоите урок, юная леди.
- Ай! Драйсих! Йа! Ой!
- Не знаю как у вас, на континенте, а у нас принято ценить наследие доставшееся нам от предков!
- Ой! Зекс унд Драйсих!
К сорок пятому удару Фрици уже во всю била ногами. Если бы она знала, что будет так больно, то предпочла бы общение с полицией. Эмили опустила линейку на ее попу в пятидесятый раз и вопросительно посмотрела на смотрителя. Тот кивнул, доставая из брюк видавший виды армейский ремень.
- Вставайте юная леди! – коротко скомандовал он. Фрици, всхлипывая, встала с колен Эмили и, держась за горящую попу, несмело подошла к нему.
- Нагибайтесь над столом! – смотритель встал справа от девушки и занес ремень. Не успела Фрици выполнить приказ, как первый удар обрушился на ее и без того уже истерзанную попу.
- Ай! Айн! – выкрикнула девушка. И вот как раз тут она допустила роковую ошибку. Прошедший Вторую Мировую, полковник Ричардс терпеть не мог немецкий язык. Но этого он говорить не стал. Вместо этого он принялся хлестать немку, приговаривая:
- Поганые фрицы! Я вас на фронте драл, и сейчас от меня пощады не ждите!
Ремень раз за разом обрушивался на беззащитную попу девушки. Она попыталась было прикрыть ее руками, но Эмили вовремя схватила ее за запястья. И без того красная еще до первого удара ремня попа Фрици стала малиновой. Но смотритель не остановился, пока не отсчитал пятидесяти ударов.
- Вот как поступали в Британии с теми, кто не умеет себя вести, во времена моей юности! – сказал он, возвращая ремень в брюки. Эмили тем временем исподтишка сфотографировала выпоротую попу Фрици на ее же планшет. Зареванная немка с трудом поднялась со стола и, пытаясь унять слезы, натянула трусики. Поправив юбку, она, все еще всхлипывая и держась за наказанное место, несмело подняла глаза на смотрителя.
- Вы ничего не хотите мне сказать, юная леди? – строго спросил тот.
- Спасибо, сэр! – почти без акцента ответила девушка. Англичанка молча протянула ей планшет. Немка тут же убрала его и, потирая попу, выбежала из кабинета. Эмили усмехнулась, глядя ей вслед. На плечо девушки опустилась рука смотрителя.
- Помнишь, Эмили, ты ведь была такая же дерзкая девчонка, пока не познакомилась с моим ремнем, а?